Эмблема
российское алхимическое братство
Эмблема




Регистрация


Наверх

Алхимия в современном мире - возрождение или профанация?

Разделы | Раздел «Алхимические статьи» | Все Статьи | Все Авторы | Евгений Головин
Версия для печати

Я обещал поговорить с вами на тему весьма неопределенную и сейчас хочу ее несколько уточнить. Тема, которую я сформулировал, называется примерно так: "Алхимия в современном мире - возрождение или профанация?"

В принципе, это не очень правильное определение темы и вот почему - наука алхимия, мы можем ее назвать искусством или наукой, она собственно вечная и не относится к тому или иному времени. Затем слово "возрождение", как вы сами понимаете, тоже весьма двусмысленно - возрождение чего? Если алхимия вечное искусство, то зачем ему возрождаться? Что касается профанации самого этого слова, то к нему можно примерно отнести замечания, которые можно отнести к очень многим другим иностранным словам. Слово "профанация", вообще говоря, не имеет пренебрежительного значения. Поэтому, когда мы говорим "профан", "профанация", дело скорее в интонации нежели в смысле. И вот почему: греческое слово "профан" означает человека, который в принципе очень хорошо расположен к небу и к богам. Это, так сказать, религиозный дилетант, который не выделяет специально какую-то религиозную конфессию, какую-то религию, а просто очень любит богов, понимая, что на небе все хорошо, а на земле все плохо. И в этом смысле, конечно, тема возрождения и профанации не является правильно сформулированной.

Поэтому я предлагаю вам просто поговорить об азах и постулатах алхимии, потому, что сколько бы не изучать эту дисциплину, это совершенно все равно. Ее можно изучать 20 лет, 60 лет. Можно эти азы и постулаты, о которых я упомянул, изучать каким-то образом всю жизнь. Давайте поговорим, есть ли в алхимии какие-то цели. Говоря современной фразеологией - стоит ли ей заниматься или не стоит.

Должен вас предупредить, что алхимия в современном мире - это легитимная фраза, потому что как многие из вас наверное знают, на эту тему выпущено и выпускается очень много книг. Как правило, эти книги учат нас всех, т.е. всех людей, которые пытаются познакомиться с алхимией, примерно вот чему: Давайте будем отличать настоящих, истинных мастеров королевского искусства от профанов, опять же в самом пренебрежительном смысле, и от так называемых суфлеров и не будем путать алхимию с химией.

Дело в том, что все фразы такого рода не являются точными, вернее они являются совсем не точными. Многие из вас обращали внимание на то, что историки вообще или историки искусства и науки часто проецируют свою личность на тот исторический период, которым они занимаются. Поэтому когда говорят, что суфлеры, а это слово происходит от французского слова "суфль", что означает "дуть", в данном случае дуть в меха алхимического горна. Так вот, когда нам говорят, что суфлеры пытались получать золото из ртути, свинца и прочих низких металлов, с целью обогатиться, скорее всего надо подумать, что так бы поступал тот историк, который бы оказался, допустим в 15-16-ом веке и решил бы таким образом обогатиться, хотя в общем понятно, что алхимический труд настолько труден и занимает настолько много лет, что получить золото можно десятком других легитимных или иллегитимных способов. Поэтому понятно, что среди так называемых "суфлеров" было очень много очень достойных людей, которые действительно совершили определенные удивительные подвижки в химии и сделали массу изобретений, будучи совершенно честными людьми, которые жили бедно и совершенно не пытались обогатиться. Дело в том, что в средние века понятие богатства совершенно не имело того смысла, которое оно имеет сейчас. Наоборот, люди стремились быть бедными, хотя бы потому, что уровень жизни начиная с 9-го и по 16-й век был раз в 100 повыше, чем мы имеем на сегодняшний день где-нибудь в Америке. Про нашу страну, как вы сами понимаете, лучше говорить не буду.

Попробуем с вами поговорить об алхимии. Я хочу вам сказать, поскольку алхимия относится к числу так называемых "веселых наук", о ней в принципе не стоит говорить серьезно или очень серьезно, скорее о ней стоит говорить как бы повеселее. Примерно так. — В книге "Алиса в стране чудес", как вы помните, однажды морж и плотник (была там такая пара героев) пошли на берег моря и поговорили. Морж спросил плотника, как у того дела, много ли денег заработал? Тот говорит: “Да много, да, но это не интересная тема”. “А ты давно за рыбой нырял?” Тот говорит: “Давно, но это тоже не интересная тема”. “О чем же мы поговорим?” И решили поговорить о капусте и королях. Как вы знаете, потом О. Генри написал свой замечательный роман "Короли и капуста". Дело в том, что и короли и капуста к алхимии имеют определенное отношение. Сначала поговорим о королях, а потом о капусте. (Капуста, которую вы видели на огороде, а совсем не деньги.) Поэтому мы не будем путать эти два понятия.

Почему называли алхимию "Королевским искусством"? По самой прямой причине. Потому что считалось, начиная с IX века, что этим искусством владеют монархи. Причем владеют, не изучая его. Известно много случаев так называемой трансмутации простых металлов в золото, совершенных такими королями, как Хлодвиг, Ричард Львиное Сердце, Фридрих Барбаросса и Людовик Святой. В алхимической литературе есть книги написанные этими авторами. Понятно, что историки алхимии отрицают авторство Ричарда Львиное Сердце, поскольку он много времени провел совершенно в иных занятиях, в крестовых походах и прочих своих делах. Но тем не менее такие книги существуют и они весьма небезынтересны. Некоторые историки даже высказывают мнение, что падение монархий, как таковых, и смешение сословий появились потому, что помазанники Божии, где-то начиная с XVI века потеряли свои магико-медицинские и алхимические способности. Известно, что каждый монарх, когда восходил на престол, мог излечивать прикосновением руки многие болезни. Более того, можно было прикоснуться к его одежде и тем самым излечиться практически от всех болезней. Поэтому народ их любил, народ их ценил, и зачастую недовольство или мятежи возникали именно тогда, когда, допустим, прикоснувшись к монарху или прикоснувшись к его одежде, человек не получал облегчения. “Ага, говорили люди, либо это было неправильное помазание, (сволочь кардинал неправильно помазал), либо сам он в своих пьянках да гулянках, в войнах потерял свои удивительные способности, которые даны от Бога”.

Алхимия называется "королевским искусством" не потому, что она выше всех остальных наук, а потому что это было искусство королей. Короли также легко лечили от скарлатины, дизентерии, желтухи и прочих такого рода неприятных заболеваний.

Итак, перейдем к тому, что мы называем азами алхимии. Вот что такое азы алхимии. Сейчас я вам приведу несколько цитат из очень знаменитой книги английского алхимика Иринея Филалета, это где то середина XVII в. Книга, которая называется "Открытый вход в закрытый дворец короля". Интересно, что в предисловии автор пишет так: "Я, в отличие от других философов и артистов (в те времена так называли алхимиков) пишу очень просто, меня очень легко понять". Мы открываем книгу и читаем примерно такую фразу: "Наш магнит находится в постоянной вражде с черной лунной магнезией". Я не знаю как вы, но я до сих пор не очень хорошо понимаю эту фразу, хотя автор пишет, что он пытается писать очень понятно. Но давайте ее запомним — про “наш магнит и про черную магнезию”, через некоторое время к этому вернемся.

Или берем другую фразу, другого автора — замечательного шотландского алхимика Александра Сеттона, известного как “Космополит”. Есть у него книга, это примерно начало XVII в., называется "Новый химический свет". И там написано примерно так: "Ворон ненавидит вырванный с корнем дуб". На самом деле, в естественной истории есть такой момент — ворон действительно никогда не садится на сваленный дуб, вырванный с корнем, это так. Но очевидно похоже, что автор имел в виду нечто другое. Если он имел в виду нечто другое, то что же он собственно имел в виду? Ворон, терзающий когтями череп, это символ первой алхимической операции, которая называется nigredo, т.е. “опус в черном”. Это также называется “вхождение в абсолютную смерть или в центр смерти”. И когти ворона, тем и хороши, что они, разрывая смерть относительную, добираются до смерти почти абсолютной.

Что такое дуб вырванный с корнем в алхимической символике? Во-первых это дерево Аполлона, дуб сам по себе. Вырванный с корнем — значит это дуб, освободившийся от матери-земли и живущий сам по себе за счет тайного огня, который находится в его сердцевине.

Такого рода фразы все равно остаются достаточно непонятными. Алхимия интересна тем, что мы читаем одну книгу, потом вторую и все время натыкаемся на такого рода "понятные" фразы. Но если мы читаем 10,15, 20, 30 алхимических книг, мы как-то соотнося одну фразу автора с другой, наконец, находим любопытные отсветы каких-то других смыслов. Поэтому остановимся на фразе: "Ворон ненавидит вырванный с корнем дуб".

Объяснение этой фразы, или, точне, некоторое объяснение этой фразы мы можем найти в книге Вальтера Скотта "Айвенго", которая не является книгой по алхимии. Возможно, многие из вас когда-то читали эту книгу и помнят — действие происходит во времена короля Ричарда Львиное Сердце; на турнире рыцарь-тамплиер Бриан Де Буагильбер дерется с героем книги Айвенго. И происходит там то, что в принципе называется война девизов, война гербов. Собственно говоря, любая война — древняя или современная, это всегда война девизов, война одного герба с гербом другой страны. Когда на ристалище выезжает Бриан Де Буагильбер, у него на щите — ворон терзающий череп. Выезжает Айвенго — у него на щите дуб, вырванный с корнем. Я совершенно убежден, что Вальтер Скотт вряд ли читал книгу "Новый химический свет" Александра Сеттона. Это маловероятно. Тем более, что Вальтер Скотт придерживался позитивистских, реалистических взглядов и к алхимии и магии относился весьма скептически. Но любопытны совпадения. Значит просто, поскольку он хорошо знал геральдику, где-то увидел эти гербы и вставил в свой роман, как некую живописную деталь. Я говорил о войне гербов. В книге у Вальтера Скотта непонятно, почему Бриан Де Буагильбер — очень знаменитый и очень сильный рыцарь — проиграл в этот момент Айвенго. Айвенго, конечно, сам был неплох. Но дело в том, что это, действительно, немножко странно, а именно потому, что на щите Айвенго был изображен алхимический символ более продвинутой стадии Великого Делания. Дуб, вырванный с корнем есть символ тайного огня, и это уже переход от nigredo, первой стадии алхимического произведения, ко второй. В этом смысле Бриан Де Буагильбер выбрал герб иерархически менее высокий, и поэтому он сразу оказался в худшем положении. В результате он действительно проиграл.

Так же точно, когда в середине XV в. в Англии была война Алой и Белой розы, обе партии тоже находились в неравном положении, потому что и белая и алая розы — это очень высокие символы в алхимии. Белая роза символизирует “произведение в белом”, а роза алая — “произведение в красном” (или в пурпуре), т.е. наивысшее достижение в алхимической науке. И поэтому, как ни забавно, войну выиграла алая роза. Несмотря на коллизии и переходные моменты, в конце концов, рыцари и воины алой розы выиграли эту войну.

Собственно с войной гербов не надо далеко ходить за примером. Если мы возьмем отечественную, Вторую мировую войну, в принципе там тоже война гербов — свастика против пентаграммы. И в данном случае, с точки зрения, алхимии пентаграмма является по иерархии несколько выше свастики, так же как алая роза несколько выше белой. Совершенно непонятно, каким образом, к нам попал великий символ пентаграммы, и не очень понятно, почему великий символ свастики выбрали нацисты. На эту тему очень много написано, но решающих мнений в принципе нет. Но в результате война кончилась так, как она кончилась. Пентаграмма в 45 г. победила свастику. Одно только примечание: дело в том, что это не говорит о том, что какой-то символ менее сильный, какой-то более сильный, просто на данной определенной стадии один символ иерархически выше.

И в этом плане, когда я говорю о гербах, я уже подхожу к одной из основных тем изучения алхимии. Ее в принципе очень плохо изучать по книгам, которые издаются в современное время. При всем уважении к Юлиусу Эволе я не очень хорошо понимаю, почему он издал книгу "Герметическая традиция", где он тоже в предисловии написал, что как только читатель прочтет эту книгу, он будет способен читать любые книги по алхимии. По моему мнению Эвола взялся в принципе не за свое дело потому, что алхимия не центр его интересов, конечно это хорошая книга, потому что человек в принципе необычайно одаренный, все там хорошо - и цитаты из греческих алхимиков и из арабских, и конечно он продемонстрировал нам замечательную эрудицию, но в результате в конце книги он сам не понял, о чем собственно он эту книгу написал, что такое алхимия. Он, как и многие другие авторы, почти явно свел ее к некоторому западному тантризму, к некоторой западной йоге, что в принципе не верно.

Поэтому, если говорить об алхимии, и какие современные книги для знакомства с ней нужно читать, можно назвать очень знаменитого современного адепта Фулканелли. Многие из вас слышали, многие может быть видели, потому, что у нас относительно недавно книга Фулканелли "Тайна соборов" была издана. Но я советую в русском переводе эту книгу не читать, потому что это какой то бред и какая то чушь, это просто издевательство над автором, что к сожалению часто наши переводчики себе позволяют. Поэтому лучше читать книгу Фулканелли "Тайна соборов" в хорошем английском переводе, а желательно вообще по-французски, т.е. в оригинале.

Но дело не в этом. Два слова о Фулканелли. Именно два слова, потому что практически о нем почти ничего не известно. Фулканелли учитель не менее знаменитого французского алхимика Канселье и мы, собственно говоря, о Фулканелли знаем только от Жана Канселье. И поэтому несмотря на все уважение, которым пользуется Канселье, современной публике, которая интересуется такого рода проблемами хотелось бы знать о Фулканелли побольше. То что он адепт, т.е. человек, который сумел реализовать трансмутацию ртути или свинца в золото - это мы знаем со слов Канселье, но больше ничего об этом не знаем, но зато остались две его книги, которые настолько хорошо и сильно написаны, что мы понимаем - если мы имеем дело не с адептом, то что такое вообще адепт? Что такое посвященный? Чем характеризуется книга адепта от, допустим, книги эрудита, или человека, который просто интересуется алхимией, от историка алхимии? В книгах Фулканелли и в книге "Тайна соборов" и во второй книге которую можно перевести, как "Философские дома" (или дворцы), что то в этом роде, в этом духе.

Эти книги поражают простотой изложения и очень уверенным стилем, т.е. вы понимаете о чем я говорю - там с первых строк ясно, что автор прекрасно понимает то, о чем он пишет. Поэтому, несмотря на простоту изложения эти книги эмоционально очень субъективны. И Фулканелли пишет примерно такую вещь: он, конечно, сильно отличает химию от алхимии и приводит простые примеры того, каким образом современная химия, и не только современная, но и вообще химия, начиная с 17-го века, относится к материи и к материальному миру и каким образом. относится алхимия к этому делу.

Простой пример: допустим вода, обычная вода, проходит в химии как H2O. Что это такое? - пишет Фулканелли. Это значит, что по структуре этой формулы мы можем взять 2 объема водорода 1 объем кислорода, смешать их и что же мы получим? Ничего не получим. В принципе мы можем очень легко получить взрыв. Для того, что бы формула H2O воплотилась в воду необходим, как пишет Фулканелли, огонь. Огонь в каком плане - надо через наш сосуд, в который мы собрали водород и кислород пропустить искру. Наконец, путем долгих и длительных экспериментов, мы сможем создать ток определенного. напряжения в платиновой пластинке и мы получим воду, но что это будет за вода? Пить ее практически нельзя, потому что она совершенно безвкусна и, любопытная деталь, о которой пишет Фулканелли - эта вода не блестит на солнце. Это совершенно удивительный момент репродукции каких-то природных веществ в искусственных условиях.

То же самое, допустим, происходит с соляной кислотой, которая называется в химии HCL, т.е. мы можем взять 1 объем хлора, другой объем водорода и у нас тоже ничего не выйдет, потому что если мы поставим сосуд на свет, произойдет взрыв. Значит путем невероятно сложных манипуляций химик получает соляную кислоту, которая вообще говоря есть в природе и просто так.

Далее, пишет Фулканелли, почему химия никак не отражает того, что есть в природе - ни веществ, ни объектов, ничего. Допустим, говорит он - если взять сахар, кусок сахара, и расколоть его в темноте - будет голубая искра. И, спрашивает Фулканелли, где в молекуле сахара учтена эта голубая искра, которая проходит когда мы ударим по этому куску? Более того, допустим тростниковый сахар дает голубую искру, если его расколоть, а сахар свекловичный дает желтую, почти золотую искру. Откуда, спрашивается, у вещества, которое отражается одной и той же химической. формулой получаются такие вот дела.

Фулканелли приводит нас вот к какому выводу, чем он собственно ставит алхимию вне всякой связи с современной наукой, он говорит, что нельзя изучать живую натуру вне ее активности. И далее - его примеры касательно жизни металлов, минералов и прочих т.н. "неживых" объектов. Фулканелли упоминает вот какой случай: где-то в конце того века у американцев участились катастрофы на железных дорогах. Впервые обратили тогда внимание, что рельсы неожиданно трескались и причем это нельзя было объяснить ни морозом, ни чем другим. Инженеры, которые были призваны исследовать это явление совершенно не понимали в чем дело - металл достаточно новый, рельсы новые и тем не менее происходят катастрофы, рельсы неожиданно расходятся, неожиданно трескаются.

Тогда был сформулирован феномен старения и усталости металла. Когда упоминается термин "старение" или "усталость", речь может идти о каком-то живом объекте. Тогда, условно говоря, позитивистская, официальная наука обратила внимание на то, что металлы ведут себя очень странно, в самых разных условиях. Когда растягивают стальной брусок никогда и никто не может предугадать точку разломов - где это будет. Ясно, что некоторые металлы имеют такой же страх, т. е. вообще категорию страха можно отнести к минералам и металлам, так же точно как к растениям. Они боятся какого-то человека, боятся какой-то нагрузки, т.е. ведут себя весьма странно.

И тогда Фулканелли, естественно, очень спокойно говорит, что нет оснований считать камни и металлы мертвыми существами, надо их признавать живыми существами. Если металл являются. живым существом, следовательно можно говорить о его жизни о размножении и о пр. вещах, свойственных органическому миру. Поэтому, следовательно, у металлов существуют мать и существует отец. Существует первоматерия металла и существует так называемая металлическая сперма, т.е. это то, о чем было известно в алхимии много, много веков, потому что очень многие трактаты в алхимии начинаются именно такого рода вопросами: "как можно получить и из чего можно получить металлическую сперму и где найти нашу мать", т.е. мать металлов. Алхимики очень любят это местоимение "наше". Они говорят: "Наше философское море, наша Диана, наша мать". И естественно тем самым, уже где-то очевидно с 17-го века общее единство познания природы было очень серьезно нарушено. Почему? Потому что реальность, как мы ее знаем, пошла так сказать по двум путям: та жизненная реальность в которой мы все живем, в которой мы наслаждаемся, страдаем и т.д. - это одно. И ученые создали то, что называется физической реальностью. Физическая реальность, в принципе, к обычной не имеет особенного отношения. Они создали реальность объектов, которые можно взвесить, вычислить, измерить. Поэтому, мы прекрасно понимаем, все это очень хорошо, когда идет дело в каких-то "чисто целесообразных" моментах, но никто из нас в обычной жизни никогда не задумывается о том, что человека с которым мы встречаемся надо взвесить, вычислить, измерить и т.д.

Таким образом, пути науки и магии, алхимии и медицины в таком, герметическом понимании разошлись приблизительно в начале 17-го века. После Галилея, после Декарта было понятно, что наука действует не во благо человека, как ученые очень сильно любят говорить, т.е не во благо нас - конкретных людей, но она скорее действует по указке и во благо некоего абстрактного общечеловека. Что это такое понять, наверное, невозможно. Что такое абстрактный общечеловек? Видимо, это не мужчина, ни женщина, видимо это ни старик, ни совсем молодой мальчик, видимо это какое-то существо, скажем так среднего рода, существо лет 30-50, напрочь лишенное фантазии или воображения, которое почти не видит снов, а если видит, то сразу забывает, которое если просыпается, то сразу хватается за микроскоп, телескоп, всякие приборы и т.д.

О микроскопе и телескопе. Собственно говоря - очки, микроскоп, телескоп. Что это с точки зрения магического мировоззрения? Это так сказать костыли для здоровых, это то, благодаря чему наши глаза увеличивают свою способность видения мира и следовательно, наше рацио получает от этого больше информации. Какая это информация, что это, вообще говоря?

Перед тем, как перейти к этому моменту - зачем вот все эти приборы и аппараты, это касается азов алхимии, надо понять довольно простую но достаточно важную вещь - иногда авторы, особенно современные авторы, которые пишут на этот предмет, говорят одинаково: "Трансмутация металлов, трансформация металлов". Но дело в том, что в алхимии это две абсолютно разные дисциплины. Трансмутация одного металла в другой связана с чисто материальными процессами - это то, что когда то называли "хризопеей", т.е превращение низких металлов в золото, превращение низких камней в изумруды или алмазы. Это чисто, так сказать, химическая или мистико-химическая операция. Да, современная наука это не то чтобы признает, не то чтобы отрицает, просто считает, что это труднодоступная операция. Но, как мы видим, здесь к мистике она не имеет, в общем-то, отношения. Трансмутация происходит на молекулярном уровне, ну примерно, как мы знаем, что уголь и алмаз имеют одинаковую молекулярную структуру, значит если эту структуру переменить, т.е найти способ, найти такой катализатор, который бы переменил молекулярную структуру угля, значит мы получим алмаз.

Но дело в том, что это чисто лабораторный момент. Это не имеет отношения к алхимии как к королевскому искусству, это совершенно понятно, по этому мы можем разделить алхимию условно говоря на два направления. Одно занимается трансмутацией одной материи в другую, одной материальной структуры в другую, а другая дисциплина занимается трансформацией и об этом об искусстве трансформации мы поговорим позже.

Вернемся к теме жизненная реальность и физическая реальность.

Это очень тесно связанно с тем, что мы понимаем под вселенной, под ее геоцентрической и гелиоцентрической системой. Собственно говоря непонятный вопрос - почему вообще возникла гелиоцентрическая система? Люди тысячелетиями очень спокойно жили при геоцентрической системе и чувствовали себя хорошо.

Дело в том, что как раз появилось с развитием, с резким акцентом на рациональное мышление, появилось определенное недоверие к нашим органам чувств - к нашим глазам, к нашим ушам. Считалось, что они очень не точны, что они очень в своих действиях примитивны. Поэтому изобретение микроскопа или телескопа было принято с большим восторгом. Почему? Потому что это давало глазам заглянуть куда-нибудь подальше, открывало так сказать ослепительные перспективы.

Далее, почему Солнце было избрано центром, началом нашей вселенной, потом более скромно, нашей системы? Дело в том, что Солнце символ, который в общем-то всех устраивает. Солнце светит, Солнце греет, Солнце дает жизнь. Все понятно и против Солнца в общем-то и нечего возразить, только возможно людям, которые умирают от жары в тропиках, да и то они собственно говоря это Солнце не проклинают, а просто ворчат на него и все, понимая что это необходимо. И это необходимое совершенно светило, всем понятно, было выбрано в качестве центра. В принципе, казалось бы, ничего плохого в этом нет. Но что же получается с теми существами, которые его выбирают в качестве центра? Т.е. Земля сразу перестает быть центром, человек сразу перестает быть антропосом в смысле антропоцентризма, сразу его позиция человеческая несколько шатается, потому что для людей живущих на Земле появился новый авторитет - светило, которое дает жизнь, которое дает тепло, которое дает все.

Аргументация, благодаря которой Солнце было выбрано, как центр гелиоцентрической системы весьма сомнительна, и вот почему: нам говорят, что вы видите мнимое движение Солнца, на самом деле вращается Земля и вокруг своей оси и вокруг Солнца, просто Вы в силу обманчивости и недостаточной развитости вашего зрения впадаете в иллюзию. Получается странная картина - когда мы видим как движется Луна, когда мы видим как движутся другие планеты мы не впадаем ни в какую иллюзию. И действительно - их движение совпадает с тем, как мы видим собственно, как они движутся. Только почему то с Солнцем получилась эта странная история - оказывается нам изменяет разум, нам изменяет зрение именно тогда, когда мы считаем, что Солнце движется вокруг Земли. Нам пытаются доказать этот обман чувств весьма наивными примерами касательно взаимного положения неподвижного и подвижного объектов, двух подвижных объектов и т. д. Это все совершенно неубедительно.

Когда Галилея допрашивала инквизиция, то кардинал Донатти - один из главных его допросителей спросил такую вещь: Ну хорошо, ладно, Солнце действительно было символом очень у многих народов и в христианстве Солнце считается символом Христа, в этом ничего плохого нет. Почему же Земля должна крутиться вокруг Солнца? А Солнце вертится или нет? И тут Галилей задумался, вертится ли Солнце? И он сказал: "нет", чем заслужил некоторое презрение будущих астрономов, потому что, разумеется, он должен был сказать: "да". Ведь если Земля вертится и все планеты, то с какой стати Солнце не будет вертеться. Дальше кардинал Донатти его спросил, ну хорошо, так значит вы считаете, что Солнце это центр мироздания или нет? "Нет", -сказал Галилей, "вселенная бесконечна и Солнце движется". "Куда", спросил кардинал. "Я не знаю куда оно движется, но оно движется безусловно", - сказал Галилей. За эти очень сбивчивые ответы комиссия инквизиции Галилея всерьез не принимала, и сказала - ну вот, хорошо, вы предлагаете вашу систему, гелиоцентрическую... Он сказал: "Простите, я ее не предлагаю, ее предложил Коперник." Тогда очень ученый бенедиктинский монах, который был в этом трибунале, ему сказал: "Простите у Коперника нет ни слова о гелиоцентризме, потому что Коперник принимал за центр вращения Земли некую точку, которую он называл скоплением тайного огня." "Естественно, - сказал бенедиктинец, Коперник, который был неоплатоник, поместил Господа Бога в эту одну единственную точку." Его система может быть названа теоцентрической, но не гелиоцентрической. Действительно, если подумать, у Коперника нет нигде упоминания о том, что Солнце является центром.

Далее, допустим новая астрономия приняла всю эту систему, хотя очевидны ее тупиковые моменты. Когда наши астрономы говорят, что Млечный путь это одна из миллиардов галактик, что Солнце движется вокруг центра этой галактики, возможно, что это всего лишь гипотезы, иногда остроумные, но не более того. И когда нам говорят, что Земля вращается, вращения Земли доказать вообще нельзя. В принципе это недоказуемо ни опытом, ни чем остальным.

Более того, когда Галилей говорил о том, что для науки навигации действительно необходима его система, которая учитывает прецессию равноденствия и прочие моменты, тогда ему сказали - ну хорошо, в любом случае, даже при вашей системе все равно навигаторы, капитаны дальнего плавания не могут точно определить место своего нахождения, они все равно его определяют плюс минус несколько километров, от этого никуда не денешься. Поэтому стоит ли заводить такой сыр-бор и вообще переворачивать все наше святое, христианское мировоззрение?

Далее, что получается относительно гелиоцентрической системы. Выбирается ось. Осью служит, допустим, Полярная звезда, почему-то названная неподвижной звездой. На самом деле ось, так называемая мировая ось не проходит через альфа Малой медведицы, которая у нас считается Полярной звездой. Более того, если эта ось проходит, давайте посмотрим: альфа Малой Медведицы., Северный полюс, Южный полюс, далее идем в южные созвездия, дальше она тоже ни через какую звезду не проходит, она проходит близко от центра созвездия Октанты, южного созвездия, где вообще никаких звезд нет. Значит мировая ось идет, вообще говоря, в пустоту. Хотя приблизительно, альфа малой Медведицы подходит к точке этой оси, но отнюдь и далеко с ней не совпадает.

Дальше, что собственно говоря такое эта картина неба? Нам, для этого, совершенно не надо брать какие-то карты, какие-то схемы, надо стараться думать и воображать себе просто так. Представьте, вот небесное плато, вот альфа Малой Медведицы, вот идет Полярная звезда... Смотрим что у нас получается с картиной звездного неба, дальше идет Ольцион, дальше идет Альдебаран, дальше идет Бетельгейзе, дальше идет Сириус, дальше идет Атцелус, дальше идет Зета, дальше идет Альтаир.

Почему я назвал эти звезды? Все эти звезды, за исключением. Сириуса - звезды северного полушария. Почему так? Потому что все эти звезды, выше перечисленные, в ту или иную эпоху, у тех или иных народов считались мировыми осями. Но для того, что бы эта мировая ось допустим идущая, как у греков через звезду Ольциона из созвездия Плеяд, для того чтобы она прошла через центр Земли, она должна иметь какое-то священное место. Этим священным местом в Греции были Дельфы, там где был дельфийский оракул. И теперь нам становится понятной чисто религиозная логика. Да, тогда Земля имеет мировую ось, допустим Ольцион, Дельфы и т.д.

Более того, дело в том, что гелиоцентрическая система, как ни странно не решает проблему антиподов. Представим себе, как вращается Земля, представим себе все эти вещи, но дело в том, что жители Австралии все равно будут ходить вниз головой, мы их никак не можем повернуть обратно. Они, так или иначе, и все эти станции в Антарктиде все равно будут крышей обращены туда а ногами к нам. Мы от этого никуда не денемся, это совершенно бесполезно. Нам объясняют, что в силу вращения Земли, эти люди, которые там ходят где-то в Австралии не падают. Очень хорошо, но если брать обычную магическую и мифологическую космологию, в каждой из которых Земля являются. живым существом, равно как и весь космос, равно как и все звезды, такие проблемы, как антиподы, такие проблемы как нам удержаться на нижней стороне шара, ходим ли мы вниз головой или наоборот, они сразу собственно отпадают, потому что если Земля есть живое существо, то представьте себе, что муравьи ползают по брюху какого-нибудь зверя...Мы же не можем сказать, что они ползают по антиподу. Нет конечно. И не являются они антиподами. Это нелепый вопрос. Когда речь касается жизненной реальности, вопросов и не возникает. Ну потому что вот так в жизни!

Но здесь надо сказать о том, какие были мифологические и философские предпосылки гелиоцентризма. Дело в том, что когда я упомянул, что алхимию можно разделить на две ветви, на ту отрасль которая занимается трансформацией и трансмутацией, здесь вот что имелось в виду. Дело в том, что существует еще некоторое подразделение в алхимии. Существует алхимия христианская, точнее иудео-христианская и языческая. В чем их кардинальная разница? Вот в чем их разница. Дело в том, что иудаизм является единственной религией, которая признает смерть, как нечто абсолютное, потому что ни одна языческая религия как таковая вообще смерти не признает. Смерть - это понятие очень относительное. Что такое смерть для египтян, греков - это просто либо поворот, либо остановка на пути какой-то метаморфозы. Поэтому смерть ни когда в этих цивилизациях собственно говоря трагически не воспринималась.

Именно иудейская религия, которая использовала для своей трактовки метод креационизма, (т.е. Бог-творец, все остальное - создано Богом), создала очень странную экзистенциальную картину: что мы непонятно как рождаемся и неважно, как мы родились, нравится нам это или нет, но конец у нас у всех один - т.е. мы идем по линии, которая называется меридиан. Вот наше рождение и вот мы идем по этой линии и умираем. Но умираем не просто, как легкомысленно относились к этому греки или египтяне, нет, мы умираем так сказать раз и навсегда.

Все мы часто слышим по радио или по телевидению, что мы живем только один раз и поэтому там то-то да то-то, это надо успеть и т.д. Естественно и понятно, что ясен метафизический смысл ускорения и дикой торопливости в которой живут современные люди, естественно им все надо успеть, потому что они живут один раз и дальше у них не будет никакой возможности, все понятно. Теперь представим себе хоть на секунду, очень отдаленно, как могли жить, допустим. греки 10-го века до новой эры или египтяне 30-го века до новой эры. Торопиться было решительно некуда, потому что главным для познающего человека было понять закон этих метаморфоз, которые будут после так называемой "смерти". Такого слова в принципе не было. Перевод греческого слова "танатос" как "смерть" - очень неправильный перевод. Очень не верный. Но это вопрос уже филологический, на котором мы сейчас не будем останавливаться.

Любопытна меридиональная идея иудаизма вообще. Заметим себе такую вещь, что Палестина как таковая вытянута по географическому меридиану. Палестина занимает чисто меридиональное положение и, допустим, если река жизни, как это называется, река Иордан начинается где-то в предгорьях горы Гермон, относительно на севере, дальше она меридианально течет и впадает в Мертвое море. Мертвое море являются. символом абсолютной смерти. Собственно говоря, это соответствует этике этой религии: что мир тварный, мир создан из ничего и уходит в ничего, поэтому там все понятно, на что еще можно надеяться.

И здесь был нанесен иудаизму, с точки зрения сакральной географии и алхимии весьма ощутимый удар. Этот удар называется рождение Иисуса Христа и христианства и миссии Иисуса Христа. Дело в том, что если говорить отвлекаясь от прочих моментов, об этой сакральной географии, то мы представим себе этот меридиан, который идет через Палестину и Крестный Путь Христа, который идет по 33-й параллели северной широты. Это забавное совпадение 33-я параллели и 33 года. Во всяком случае не это интересно.

В данном случае интересно то, что эта параллель просто врезалась в иудейский меридиан и создала тот самый Крест, который явился символом этой религии. В данном случае я имею в виду эту интерпретацию Креста. В этом плане, как вы прекрасно понимаете, одно дело, когда алхимией занимаются люди, которые воспитанно в духе того, что после жизни будет смерть, причем смерть кажется без вариантов, и люди, которые относятся к этому совершенно по другому. Следовательно, мы уже имеем в виду две абсолютно разных алхимии.

Поэтому, если говорить о так называемой иудео-христианской алхимии, а вся классическая, европейская алхимия таковой и является, можно заметить такой аспект - аспект эсхатологический. Т е. Христос и христианство дало надежду вырваться из неприятных и цепких объятий абсолютной смерти. Значит возможен вариант, я говорю не с точки зрения религиозной, а с точки зрения алхимической, вариант приостановки. Это называется в Каббале и алхимии "остановка течения реки Иордан", потому, что он впадает в никуда, он впадает в Мертвое море. Таким образом, с помощью христианства и с помощью миссии Христа можно остановить падение ветхого Адама и стать на манер Христа Адамом новым, т.е. человеком, который становится в центре этого Креста и который может выбирать себе много новых направлений, не обязательно роковое направление в Мертвое море.

Дело в том, что и это не очень убедительно. Дело в том, что Иудаизм и Христианство столь тесно переплелись, и особенно это ясно в книгах алхимических мастеров, что совершенно не понятно какой они сами придерживаются ориентации. Они и христиане и в то же время они боятся порвать с иудаизмом.

Собственно говоря, это проблема Христианства не только в алхимии, это проблема Христианства вообще. Совершенно понятно, что в известном смысле Новый Завет являются. резкой оппозицией к Ветхому завету во многих отношениях. По этому вместо того, что бы сказать - у вас своя религия, у нас будет своя. У вас религия из ничего в ничто, у вас религия абсолютной смерти, а у нас религия вечной жизни, нет все равно приходится теми или иными путями как то склеивать, как то это все перетолковывать. Как то создавать очень сложную, даже с точки зрения неоплатонических спекуляций 3-4 вв. теорию Троицы, которая настолько сложна, даже в математике Триады, что до сих пор ведутся идеологические споры.

Автор: Евгений Головин
Опубликовано: Лекция Нового Университета
Дата публикации: 1998
Статью прислал: Верховный Алхимик 9 августа 2012 г.
Просмотров: 1180