Эмблема
российское алхимическое братство
Эмблема




Регистрация


Наверх
RSS

Теософизм и франкмасонство

Религия и Тайные общества | Поиск по форуму

Toggle shoutbox№1 27.01.2013 22:53:49Теософизм и франкмасонство

Верховный Алхимик
Nigredo Corvox

Profile object


Автор темы
Зарегистрирован: 2012-07-01
Заходил: 2017-12-12
Создал тем: 44
Оставил сообщений: 349
Репутация3
Fraternitas
Неплохой отрывок из книги Рене Генона был опубликован на Антарии:

Параллельно со своей религиозной деятельностью или, лучше сказать, псевдорелигиозной, о которой мы только что рассказали, г-жа Безант проявляла активность и совершенно другого рода, а именно в рамках масонства. Мы уже видели, что с самого начала в Теософском обществе и вокруг него было много масонов. К тому же, идеал «всеобщего братства», воплощение которого в жизнь это Общество представляет в качестве первой из своих целей, роднит его с масонством. Однако речь шла только о чисто личных связях, не затрагивающих ни одну масонскую организацию, и между Теософским обществом и масонством, называемым «регулярным», никогда ничего другого и не было.

Возможно, это потому, что масоны находят теософизм слишком компрометирующим или быть может также по каким-либо другим причинам: мы не беремся здесь ответить на этот вопрос. Вероятно, что некоторые масоны, которые являются одновременно и вне сомнения даже прежде всего теософистами, заходят слишком далеко и слишком легко принимают свои желания за реальность, когда пишут вещи наподобие: «Франкмасонство и теософия, чтобы о ней не говорили, встречаются, дополняют друг друга и соединяются своими инициатическими, абсолютно тождественными сторонами. С этой точки зрения они оба представляют собой единое целое, старое, как мир» (1). Если точка зрения, о которой идет речь, является исключительно теоретической, в ней стоит видеть только выражение претензий теософистов на обладание доктриной, которая есть источник всех прочих, претензий, которые они приписывают здесь и масонству, также как они это делают в других местах в отношении религий, но которые не имеют под собой никаких оснований, потому что теософизм, необходимо это повторять, является по природе своей лишь сугубо современным изобретением.

С другой стороны, если встать на историческую точку зрения, слишком удобно и одновременно слишком просто говорить о масонстве в общем как о чем-то целом и неделимом. На самом деле, все обстоит намного сложнее, и как и в случае розенкрейцерства (мы это уже замечали по поводу этого последнего), необходимо всегда уметь провести необходимые различия и указывать, о каком масонстве идет речь, каковым бы не было мнение о связях или отсутствии связей между различными направлениями масонства. Именно поэтому мы хотим уточнить, что все, что мы говорим сейчас, имеет отношение только к «регулярному» масонству, и все бы обстояло по-другому, если рассматривать «иррегулярное» масонство, намного менее известное широкой публике и охватывающее весьма разнообразные организации, некоторые из которых тесно связаны с оккультизмом. Это, как правило, малочисленные группы, но претендующие на более высокий уровень по сравнению с обычным масонством, в то время как представители последнего, со своей стороны, принимают вид, что относятся к нему с самым глубоким неприятием, даже смотрят на них как на обыкновенных «антимасонов».Одной из самых любопытных фигур, представляющих это «иррегулярное » масонство, был англичанин Джон Яркер, умерший в 1913 году: автор многочисленных работ по истории и символизму масонства, он придерживался касаемо этих тем весьма специфических взглядов и помимо прочих причудливых мнений утверждал, что «инициированный масон является священником всех религий». Создатель или реконструктор некоторых обрядов, одновременно он был связан со многими объединениями оккультистов достаточно подозрительного характера, а именно состоял почетным членом Societas Rosicruciana in Anglia, чьи главы также входили в свои собственные организации, сохраняя принадлежность к этому «регулярному» масонству, которое он сам давно оставил. Яркер был другом Мадзини и Гарибальди и в их окружении он познакомился когда-то с г-жой Блаватской. Та даже сделала его почетным членом Теософского общества после его основания. В благодарность после выхода в свет «Разоблаченной Изиды» Яркер удостоил г-жу Блаватскую степени «Венценосной Княгини», самой высокой из «ассоциированных» (то есть предназначенных для женщин) степеней обряда Мемфис-Мицраим, в котором он сам имел степень «Великого Иерофанта» (2). Такие взаимные знаки внимания, впрочем, обычное дело для лидеров подобных организаций. Можно найти, что титул «Венценосной Княгини» совсем не подходит г-же Блаватской с её вошедшими в поговорку дурными манерами до той степени, что кажется почти насмешкой. Но мы знакомы с другими личностями, которые удостаивались этого титула, не имея при этом самого элементарного образования. Яркер утверждал, что получил свое достоинство «Великого Иерофанта» от Гарибальди. Легитимность этой преемственности всегда оспаривалась в Италии, где существовала другая организация обряда Мемфис-Мицраим, заявлявшая о своей независимости от первой.

В последние годы Яркер имел своим главным помощником некоего Теодора Ройсса, о котором мы уже говорили, когда речь шла об «Ордене Восточных Тамплиеров», главой которого он сам себя объявил. Этот Ройсс, который теперь носит фамилию Ройсс-Вильсон, является немцем, поселившимся в Лондоне, где он на протяжении долгого времени занимал (если не занимает до сих пор) официальную должность в «Theosophical Publishing Company». Как нам сказали, он не может вернуться на родину, не подвергнувшись судебному преследованию за некие ранее совершенные им правонарушения, что не помешало ему основать, не покидая Англию, так называемый «Великий Восток Германской империи», имевший в числе своих иерархов д-ра Франца Гартманна. Возвращаясь к Яркеру, мы должны ещё указать, что этот самый тип учредил некий сведенборгианский обряд, который, хотя и звался им «изначальным» (также как Обряд Мемфис, со своей стороны, объявляет себя «древним и изначальным»), являлся целиком его изобретением и не имел никакой связи с теми масонскими обрядами, которые в XVIII веке в большей или меньшей степени вдохновлялись идеями Сведенборга и среди которых можно упомянуть обряд «Иллюминатов Теософов», учрежденный в Лондоне в 1767 году бенедиктинцем Шастанье, и обряд «Иллюминатов Авиньона», основанный бенедиктинцем отцом А.-Ж.-Пернети. К тому же является бесспорным фактом, что сам Сведенборг никогда не учреждал никакой масонский обряд, ни тем более церковь, хотя тем не менее в наши дни существует «Сведенборгианская церковь», называемая «Церковью Нового Иерусалима», которая представляет собой секту явно протестантского характера. Что касается сведенборгианского обряда Яркера, в нашем распоряжении есть список его иерархов, датированный 1897 годом и выстроенный в соответствии с хронологией, являющейся спецификой этого обряда и начинающейся с 7770 A.D.S. (Ab Origine Symbolism!). В этом списке можно увидеть и имя полковника Олькотта в качестве представителя Высшего Совета при Великой Ложе и Храме Бомбея. Добавим, что в 1900 году Папюс пытался учредить во Франции Великую Сведенборгианскую Ложу, связанную с этим же самым обрядом, впрочем, эта попытка оказалась безуспешной. Папюс назначил Яркера членом Высшего Совета Ордена Мартинистов (3), и Яркер, качестве ответной благодарности, предоставил ему место, наряду с титулом «Великого Маршала», в Высшем Совете своего сведенборгианского обряда.

Это вышесказанное, пожалуй, и все, что есть основание отметить касательно темы отношений г-жи Блаватской и полковника Олькотта с масонством. Стоит, однако, напомнить здесь, что последний до создания Теософского общества принадлежал к «регулярному» американскому масонству. Но то, чем довольствовались основатели Общества, не могло удовлетворить г-жу Безант, и по двум причинам: во-первых, ее натура пылкого проповедника побудила её отдать предпочтение организации, получившей намного более широкое распространение, и она намеревалась играть в ней активную роль, а не чисто почётную, затем, её ярый феминизм был мало совместим с «ассоциированными» степенями в чем-то вроде вспомогательной организации, где женщин не допускали до серьёзной деятельности, и ей нужно было масонство, которое, напротив, принимало в свои ряды женщин на тех же основаниях, что и мужчин, и с точно такими же правами. Это противоположно общепризнанным принципам масонства, но все же такая организация существовала: это было смешанное масонство, основанное во Франции в 1891 году Мари Дерезме и д-ром Жоржем Мартеном и известное под названием «Права человека». Мари Дерезме, бывшая одновременно одним из руководителей феминистского движения, получила посвящение, в вопреки уставу, в ложе «Свободомыслящих» Пека, подчинявшейся Великой Символической Ложе Шотландии. Это посвящение было объявлено не имеющей силы, а деятельность Ложи, где оно имело место, было приостановлена. Но несколькими годами позже д-р Жорж Мартен, бывший муниципальный советник Парижа и бывший сенатор от департамента Сена, будучи политиком, ставшим известным благодаря своей настойчивой пропаганде предоставления женщинам политических прав, видя крах всех своих попыток разрешить им доступ в ряды «регулярного» масонства, объединился с Мари Дерезме с целью основать новое масонство, которое естественно, не было признано ни одним из ранее существовавших масонских течений, ни во Франции, ни за её пределами. Мари Дерезме умерла в 1894 году. После неё именно д-р Жорж Мартен стал во главе смешанного масонства, которое в ту пору было исключительно «символическим», то есть практиковало только три степени; впоследствии там были введены высшие степени, следуя системе тридцати трех степеней, и в 1899 году был основан «Высший Всеобщий Смешанный Совет», с тех пор являющийся руководящим органом смешанного масонства. Этот Высший Совет прославился своим авторитарным стилем, что во Франции вызвало раскол в 1913 году: одна часть лож образовала новое независимое течение, называемое «Великой Смешанной Ложей Франции», признающей только три символические степени, как это и было в самом начале. Однако смешанное масонство понемногу получило распространение и в других странах, а именно в Англии, Голландии, Швейцарии и Соединенных Штатах.Его первая ложа в Англии была учреждена в Лондоне 26 сентября 1902 года под названием «Human Duty» («Долг человека»), в то время как все французские ложи носят общее название «Права человека», имея просто порядковый номер.

Именно в это смешанное масонство и вступила г-жа Безант и, как и в Теософском обществе, она вскоре достигла там самых высоких степеней и самых высших постов: почетный президент ложи Лондона, она основала другую ложу в Адьяре под названием Rising-Sun («Восходящее Солнце»). Затем г-жа Безант стала вице-президентом Высшего Всеобщего Смешанного Совета и «Национальным уполномоченным» этого Совета для Великобритании и её владений. В этом последнем качестве она организовала английский филиал под названием «сомасонство», и ей удалось добиться того, чтобы оно получило широкое развитие в рамках определенной автономии. Уступки, которые она добилась от Высшего Совета, чтобы сделать эту организацию такой, какой она хотела, являются, возможно, самым наглядным подтверждением того значительного влияния, которое она сумела приобрести в этой среде. Она дала этой ветви устав, который под предлогом приспособления к образу мышления англосакcов был ощутимо отличен от того, который был и до сих пор остается в ходу во французской ветви: так, она восстановила здесь все старинные ритуальные формы, которые всегда сохранялись в английском и американском масонстве, а именно использование Библии в ложах и формула «Во славу Великого Архитектора Вселенной», которую Великий Восток Франции отменил в 1877 году и которую смешанное французское масонство заменило на «Во славу Человечества». В 1913 году во главе британского сомасонства стоял Большой Совет, чьим Великим Магистром была, конечно, сестра Анни Безант, которой помогала сестра Урсула М. Брайт, у которой она останавливалась обычно во время своего пребывания в Англии, а Великим Секретарем был брат Джеймс И. Вегдвуд, в настоящее время являющийся епископом Старокатолической церкви. Его представителем в Индии была сестра Франческа Арундейл, тётя бывшего главы «Центрального Индуистского Колледжа», который сам является видным членом сомасонства. Теософистское влияние также весьма ощутимым образом проявляется в американской ветви смешанного масонства: именно сестра Анни Безант 21 сентября 1909 года учредила ложу Чикаго (4), и известная теософистка сестра Алида де Лееув занимает пост вице-президента Американской федерации (президентом которой является брат Луи Гоазье, по происхождению француз). И напротив, во французской ветви теософисты и оккультисты вплоть до самых последних лет составляли незначительное меньшинство, хотя среди основательниц первой ложи «Прав человека » была уже по крайней мере одна теософистка, г-жа Мария Мартен, сестра мисс Франчески Арундейл. Позднее она стала Великим Генеральным Секретарем Высшего Всеобщего Смешанного Совета, и после её смерти её пост заняла другая теософистка, г-жа Амели Жедалж. Эта последняя нынче добилась поста президента Высшего Совета, на котором она заменила г-жу Жорж Мартен, умершую в 1914 году. Итак, нужно полагать, что даже во Франции теософистам удалось обеспечить себе с тех пор преобладание. Впрочем, лидеры теософистов, кажется, надеются, что английская ветвь сможет вытеснить французскую, от которой она произошла, и в один прекрасный день станет другим центром «всеобщего сомасонства». Но даже хотя центр официально находится во Франции, он тем не менее с недавних пор подчиняется их прямому влиянию: еще один пример этих приемов захвата, которые мы прежде видели в действии в случае Старокатолической церкви.

В своем начале смешанное масонство не имело ничего общего с оккультизмом и даже «спиритизмом». Вот каковы его идеология и цели в представлениях д-ра Жоржа Мартена (мы оставляем стиль без изменений ): «Международный Масонский Смешанный Орден это первая в мире философская, прогрессивная и филантропическая смешанная организация, которая находится выше всех философских и религиозных идей, которые исповедуют те, кто претендует стать её членами... Орден намерен заниматься главным образом жизненно важными потребностями человеческого бытия на земле. В своих Храмах он намерен прежде всего изучать средства достижения мира между всеми народами и социальной справедливости, которая позволит всем людям на протяжении своей жизни наслаждаться наибольшей из возможных степеней душевного комфорта и материального благополучия» (5). В другом месте мы читаем: «Не ссылаясь ни на какое божественное откровение и ясно утверждая, что оно является лишь творением человеческого разума, это братство чуждо догмам и придерживается рационализма» (6). Несмотря ни на что и даже независимо от какого-либо теософистского вмешательства смешанное масонство вынуждаемо вступить в более или менее регулярные контакты с большинством других «иррегулярных» масонских организаций, даже с теми, которые больше всех афишировали свой оккультистский характер. Например, именно так в списке «Past Grand Masters» (почетных Великих Магистров) Национального Испанского Обряда, основанного братом Вилларино дель Вилларом и тесно связанного с организациями брата Джона Яркера (который в последние годы своей жизни стал к тому же одним из сотрудников английского журнала « The Co-Mason»), мы видим глав смешанного масонства, включая г-жу Безант, чья фамилия стоит рядом с фамилиями лидеров основных школ оккультизма, чьи ссоры, как мы уже замечали, не исключают определенных альянсов подобного рода (7). Достаточно любопытно видеть, с какой настойчивостью все эти группировки претендуют на обладание самой чистой масонской доктриной, и сомасонство, «иррегулярное» при первом своем лидере, похваляется, что оно занимается возрождением изначальной традиции, какой она её видит, если основываться на фразе, которой заканчивается его декларация принципов: « Всеобщее Сомасонство восстанавливает древний обычай приема новых членов на основе равенства мужчин и женщин в Мистериях, от которых и произошло франкмасонство, в Мистериях основанных на Братстве, Истине и следовании всем нравственным и общественным добродетелям» (8). Впрочем, всем раскольникам и всем еретикам, какого бы толка они не были, всегда присуще выдавать себя за приверженцев возвращения к первоначальной чистоте: разве протестантизм сам не стремится выдавать себя за проявление чистого евангельского духа, такого, каким он был во времена первоначального христианства?

Возрождение Мистерий, о котором упоминается в только что процитированной нами фразе, равным образом является, как мы видели, одним из оправданий существования «эзотерического христианства», так что оно и сомасонство являются, по крайней мере, в этом отношении, двумя взаимодополняющими сторонами одного и того же предприятия. Также вспоминается вообще свойственная масонству претензия на то, чтобы образовать связь между всеми народами и всеми культами (именно это шотландское масонство, в особенности, подразумевает под «Священной Империей»), и исходя из этого, можно понять все значение речей, произносимых г-жой Безант на протяжении уже долгого времени: «Ныне нам предстоит вступить в созидательный период, на протяжении которого Теософское общество будет прилагать усилия, чтобы сделаться центром Религии мира, Религии, составными частями которой являются буддизм, христианство, ислам и все прочие вероисповедания. На самом деле, мы считаем, не без твердого основания для нашей веры, себя единственными представителями эклетической и по-настоящему католической Всеобщей Церкви, признавая своими братьями и единоверцами всех тех, кто, придерживаясь любой формы культа, ищет истину и справедливость» (9). Эти претензии тогда могли показаться большим чудачеством, и они на самом деле являются таковым, но особо нет желания смеяться над ними, когда сейчас вспоминаешь ту ожесточенную настойчивость, с которой она работала на протяжении четверти века, чтобы сделать их реальностью.
 
Примечания:
 
1)
Le Temple de la Vérité ou la Franc-Maçonnerie restituée dans sa véritable doctrine, par A. Micha, p. 59. – Г-н Жорж Пекуль, приводя эту фразу в статье, о которой мы уже упомянули, когда речь шла о г-не Бергсоне, напрасно некритически воспринимает содержащееся в ней утверждение (Les Lettres, декабрь 1920, рр. 676-678).
2) Намек на это можно обнаружить в Lotus Bleu от 7 июля 1890 года, в начале статьи о Le Maillet du Maître,, которая должна была открывать серию статей, посвященных масонскому символизму, но чье продолжение так никогда и не вышло.
3) Этот Высший Совет должен был насчитывать только двадцать один член, но хартии распределялись столь щедро, что как нам известно, их было более шестидесяти.
4) Извлечение из Bulletin mensuel de la Franc-Maçonnerie mixte,, воспроизведено в l’Acacia, январь 1910, рр. 70-78.
5) La Lumière Maçonnique, ноябрь-декабрь 1912.
6) La Lumière Maçonnique, pp. 472-473.
7) Из-за достаточно комично выглядящей ошибки повсюду в списке, о котором идет речь, написано Monsieur Annie Besant и Monsieur Marie Georges Martin.
8) Первая фраза из этой самой декларации заслуживает того, чтобы привести её как великолепный образчик напыщенного стиля, который часто встречается в документах этого рода: «Орден Всеобщей Сомасонерии, основанный на принципах Свободы Мысли, Единства, Нравственности, Милосердия, Справедливости, Терпимости и Братства, открыт для мужчин и женщин без различия расы и вероисповедания».
9) Заявление г-жи Безант В. Т. Стенду, Borderland, октябрь 1897, р. 401.


"Высшая мудрость ничего не знать"
Вверх